Надя Грановская: Я все время ждала удара в спину

Надя Грановская: Я все время ждала удара в спину

Уйдя из популярного женского коллектива «Виа Гра» на пике карьеры, сексапильная брюнетка Надя Грановская целиком занялась личной жизнью. Она изменила внешность, вернула себе прежнюю фамилию — Мейхер — и стала телеведущей на украинском телевидении. В эксклюзивном интервью Надя рассказала о своей личной и профессиональной жизни.

— Что нового в вашей сольной карьере?

— Сейчас я записываю свой сольный дебютный альбом в очень оригинальном жанре: микс «фолка» и «этно». Это направление можно сравнить с творчеством Горана Бреговича и Gogol Bordello. На данный момент активно ведутся переговоры о совместном дуэте с Андреа Бочелли.

— Трудно ли исполнять оперные арии?

— Нет, не трудно. Если то, чем ты занимаешься, приносит тебе удовольствие, то все трудности преодолеваются легко. Сейчас я делаю то, что мне хочется, и получаю от этого удовольствие.

— Наверное, этот вопрос вам уже задавали и не раз. Не жалеете об уходе из группы «Виа Гра»? Это был обдуманный шаг или спонтанное решение? Что изменилось с того момента?

— Да, действительно, вопрос очень распространенный (смеется). Хочу сказать сразу: я ни капли не жалею, что ушла из группы. Это было моим и только моим решением. Меня просили остаться, повышали гонорары. И сейчас я счастлива тем, что у меня есть и чем я занимаюсь. С момента ухода изменилось все, а в первую очередь — я. Могу сказать, что в период «Виа Гры» я постоянно находилась в состоянии стресса, что привело к моей излишней агрессивности. Я все время ждала удара в спину, все казались мне врагами, я перестала доверять кому-либо. И в какой-то момент я задумалась, в кого же я превращаюсь…

Не хочу сказать, что сейчас я добрая и «пушистая», нет, конечно. Но та агрессивность ушла. Поэтому могу сказать, что человек не меняется сам по себе, — он просто старается адаптироваться к предлагаемым обстоятельствам. «С волками жить, по волчьи выть»… Ну, что-то вроде того… И когда я ушла, почувствовала, что мне стало намного легче. Мне уже не нужно было постоянно быть в напряженном состоянии, не нужно было соблюдать чужие правила игры. Я обрела себя.

— Вы общаетесь с девочками из группы? Будь то экс-солистки или нынешний состав.

— С девочками у меня нормальные, приятельские отношения, и с экс-участницами, и с нынешним составом группы. Но самые теплые отношения у меня с Альбиной. Мы с ней, кстати, недавно виделись. Она была в Киеве, позвонила мне, я говорю: «Как хорошо, что ты позвонила!» Мы встретились, обнялись и поплакали. Между нами существует какая-то внутренняя связь. Даже когда я ее не вижу, часто о ней думаю. А прохладные отношения, наверное, были с Аленой. У нее уже тогда была своя среда общения, а я была из Киева, у меня ни друзей, ни знакомых… Конечно, наши отношения были немного отчужденными. Тем более, что она старше. Хотя мы часто болтали, смеялись, я рассказывала ей свои деревенские истории – я же росла в деревне до четырех лет, а потом на летние каникулы каждый год приезжала. Мы там и клубнику с огородов крали, и ламбаду танцевали в разрушенном клубе, а пацаны под окнами подглядывали, и со старшими девчонками гадости друг другу делали. Алена смеялась до упаду, я еще это пересказывала с украинским выговором – я же до 18 лет на украинском разговаривала, мой «русский» понимали разве что в родном Хмельницком (смеется).

— Не считаете, что понятие «экс» закрепилось за вами как клеймо?

— Я отношусь к этому спокойно. Это нормально, что меня называют экс-«Виа Грой». Если бы не эта группа, то меня бы не было как певицы. Я не считаю, что это клеймо. И сейчас я могу сказать продюсерам «спасибо» за тот период времени, что я была в «Виа Гре».

— Сегодня вы ведете на телевидении программу «Невероятные истории любви». Вам нравится роль ведущей?

— Мне нравится, но это очень сложно. Когда меня пригласили попробовать себя на роль ведущей в программе «Невероятные истории любви», это показалось мне одновременно и интересным, и рискованным: здорово окунуться в нечто новое. Но с другой стороны, я понятия не имела, что из себя представляет работа ведущего…

И все-таки, моя творческое начало взяло верх, и я дала согласие. Вы знаете, на первых этапах было немного сложно: новые люди, определенные ракурсы, свои правила и секреты. А потом, как говорят, втянулась. Сейчас мне безумно нравится то, что я делаю. Плюсом же является тот факт, что такого рода программа действительно полезна людям, — это не формат «развлекухи». И когда я осознаю, что людям передача приносит реальную пользу, что в чем-то я могу им помочь посредством экрана, — то я чувствую, что живу не зря.

— Как вы воспринимаете критику?

— Критика должна быть только умной, поэтому критиковать могут далеко не все. Сказать, что все плохо, — легко. А вот научить, как это «плохое» превратить в «хорошее» гораздо сложнее. Поэтому я принимаю лишь оправданную, конструктивную критику. Я публичный человек и для меня мнение общественности очень важно, хочу знать, что обо мне думают. Так что критикуйте на здоровье, буду исправляться! (смеется).

— У вас была аэрофобия, но вы от нее с легкостью избавились. А какие еще фобии у вас есть? Как боретесь со своими страхами?

— Самая большая фобия каждого человека, — боязнь остаться одному. Это наш бич. Я не знаю, что со мной будет завтра, не знаю, останутся ли со мной люди, которых я искренне люблю. Когда я об этом думаю, мне становится страшно. Наверное, это главный мой страх. Как с ним справляться? Да просто жить, и наслаждаться каждой секундой, проведенной с любимыми людьми.

— Вы любитель быстрой езды, и наверняка нарушаете правила дорожного движения. А как обстоят дела с представителями милиции? Права у вас не отбирали?

— Нет, права не отбирали. Останавливали, конечно, но всегда все сводилось к автографу. Пока серьезных проблем с милицией у меня не было. И надеюсь, не появится.

— Часто меняете своих железных коней?

— Можно сказать, да. Не из-за того, что мне это нравится, а просто так получается.

— В этом году вы отвели сына Игоря в первый класс. Помогаете ему с уроками?

— Пока еще только начало учебы, и детей не слишком нагружают домашним заданием. Естественно, я помогаю ему во всем и всегда, так как для него я самый близкий человек.

— Нетрудно растить сына одной? Отец участвует в воспитании ребенка?

— С отцом Игоря у нас нормальные отношения, он видится с ребенком. Необходимо, чтобы ребенок знал, что у него есть и мама и папа. Мой сын сейчас в таком возрасте, когда ему необходимо понимать, что он растет в полной семье.

К вопросу о том, трудно ли мне растить ребенка, могу сказать, что я счастлива, что у меня есть возможность растить сына.

— Вы не обделены отсутствием мужского внимания. Нашли своего принца на белом коне? Что цените в мужчине?

— Знаете, меня можно зацепить добротой. Если в человеке есть внутренняя доброта, он отзывчив, чуток, то я обязательно обращу на него внимание.

Ведь в шоу-бизнесе много всякой грязи, обмана, я очень от этого устала. Сейчас мне хочется искренности и доброты. Именно это меня привлекает в мужчинах. Пока же мое сердце открыто…

— Любите ходить в салоны красоты? Что, по-вашему, главное в женской красоте?

— Главное в женской красоте — внутреннее обаяние, настоящая, первозданная женственность. Мне кажется, это главное, и никакие салоны, косметические процедуры не смогут этого обеспечить. Это или есть, или этого нет.

— Вас знают, как «черненькая» экс-«Виа Гра». Не хотели бы перекраситься в блондинку?

— Кстати, интересное предложение! Надо над ним подумать! Обещаю, что если я это сделаю, то вы узнаете об этом первыми! (смеется)

— В чем вы измеряете счастье? На сегодняшний день вы можете сказать: да, я – счастливый человек? Или все-таки чего-то не хватает?

— Могу сказать громко-громко — я счастливый человек! У меня есть любимые люди, у меня есть сын, который является смыслом моей жизни. А когда человек говорит, что ему чего-то не хватает, то он просто находится в поиске. Парадоксально, но, даже имея очень многое, человек находится в постоянном поиске. Такая уж наша натура.

— Что думаете об азербайджанской культуре и кухне? Есть ли у вас друзья – азербайджанцы в Москве?

— Мне кажется, что азербайджанская культура очень яркая и колоритная. В ней до сих пор чтут и сохраняют национальные традиции, — это очень здорово. У меня есть друг, он родом из Азербайджана, правда, сейчас он живет в Москве. Это замечательный, открытый человек. Он-то мне и советовал, что можно попробовать из национальной кухни: это мясные блюда, — очень много разновидностей, розовый и гранатовый щербет, ну и, конечно, плов. Я готовлю плов сама, но так вкусно у меня все равно не получается, наверное, я не знаю какого-то секрета.

— Спасибо за интервью.
 
trendaz.com, 12.09.08

10:25
152
RSS
No comments yet. Be the first to add a comment!
Loading...