Жуткие костюмы, надуманные скандалы и явление самого Бадоева

Жуткие костюмы, надуманные скандалы и явление самого Бадоева

Пятый выпуск «Хочу в ВИА Гру» я смотрела во все глаза. Я-то думала, что удивить меня практически невозможно — но создателям шоу, определенно, это удалось. В этом этапе тройки, сформированные Константином Меладзе в конце прошлого этапа, должны были за неделю подготовить номер, а «звездные наставницы», бывшие участницы «ВИА Гры», должны были выбрать себе подопечных. Поскольку наставниц было всего 6, а троек — 8, следовательно, 2 из них должны были покинуть шоу.

Что, собственно, и произошло — однако их убрали так топорно, что никакой интриги в проекте не осталось. Но начнем по порядку. Как я вам уже писала, Вера Брежнева в шоу, видимо, в каждом новом выпуске появляется только для того, чтобы показать крайнюю степень пошлости своих нарядов. На ее фоне даже самые отвратительные и нелепые костюмы девушек выглядят сносными. В этот раз Вера была одета в два черных куска ткани, один из которых символизировал юбку.

Очевидно, отдавая дань костюму, Владимир Зеленский на первой же минуте шоу назвал Брежневу Веркой — и я сразу вспомнила Кирпича и Верку-Модистку из «Места встречи изменить нельзя». Всех оттанцевавших и отпевших девушек Зеленский отправлял со сцены «порыдать» или, наоборот «порадоваться» к Верке за кулисы, как будто ему не терпелось избавиться то от плачущих, а иногда от визжащих девиц, и сплавить их со сцены.

Вообще, чем дальше, тем более очевидно сексистский характер приобретает шоу — теперь говорят только мужчины: Зеленский, затем Верник, а после них высказывает свое веское слово Меладзе. А шестеро девушек в креслах наставниц сидят там, кажется, только для того, чтобы продемонстрировать бюсты и длину ног. Конечно, они нажимают кнопки, выбирая себе трио — но на самом деле окончательное решение принимает Меладзе. Вот, например, он отдал тройку, которую выбрала себе Альбина Джанабаева, Надежде Грановской, а Джанабаевой достались девушки, которых она не хотела выбирать. При этом все экс-участницы «ВИА Гры» покорно согласились с навязанными им подопечными и только щебетали что-то про то, что полностью доверяют мнению великого Константина. А Грановская даже присела на спинку кресла Меладзе, своим декольте перекрыв ему обозрение, и настойчиво рекомендовала ему оставить какую-то тройку в шоу. Я думала, что только девицы легкого поведения нависают своими прелестями над мужчиной, чтобы убедить его быть пощедрее — а остальные девушки могут рассчитывать на то, что их аргументы будут услышаны и с расстояния в три метра. Но Меладзе, хоть и сказал Надежде «уйди», все равно натиска якобы не выдержал и ей уступил.

Уже после выступления первой тройки стало очевидно, что исход этого эпизода заранее предрешен, и что сценаристы изо всех сил старались выдавить слезы и драматизм на пустом месте.

Первыми вышла на сцену тройка Лаута — Каримская — Попова. Пели они «За четыре моря» группы «Блестящие». Пели неплохо, и костюмы у них были вполне пристойные, так что их, правда, на последней секунде, выбрала Анна Седокова. Основной драмой подготовки этой тройки был шпагат — оказалось, что две девушки могут его сделать, а одна — нет. Зато она может поднять голову выше головы — в вертикальном шпагате, так сказать. Мне, барышне далекой от гимнастики, кажется, что если человек может сделать одно, то, наверное, может и другое. Но дело, в принципе, не в этом — а в том, что не понятно, зачем заставлять девушек мучиться, если можно просто убрать этот элемент из выступления, к которому готовятся всего-то пару дней. Только чтобы показать, как им тяжело и плохо? На этом, специально поставленном задании, кажется, только и держался сценарий пятого эпизода. Заставить девушек страдать, выглядеть плохо, нелепо и глупо.

Например, вторая тройка довольно быстро превратилась в дуэт, потому что Жанет Кердикошвили предпочла конкурс «Мисс чего-то там» и добровольно покинула шоу. И зрителям показывают, как напряженно две оставшиеся девушки звонят Жанет несколько дней подряд, отказываются репетировать без третьей и т. д. В итоге, они все-таки остаются в дуэте — но перед самым выходом на сцену выясняется, что костюмы, три алых платья, сшиты вместе. То есть в прямом смысле этого слова — три платья сшиты, как для сиамских тройняшек, и девушки вынуждены петь, придерживая пустующую часть наряда.

Вот скажите мне, бывает ли так, что именно в той тройке, где вылетает одна участница, стилисты случайно шьют костюм три-в-одном? Дуэт из Царик и Фазлиевой пел «Сойти с ума» группы «Рефлекс», пели, в общем-то, неплохо, но почему-то вся сцена была затянута алой тканью, и было такое впечатление, что девушек проглотил какой-то огромный зверь, и они поют внутри утробы.  Впечатление усиливалось тем, что под шелком какие-то люди обнимали девушек, и временами тела поющих походили на плохо переваренные остатки человека. Бр-р-р...

Девушек не выбрала ни одна из наставниц, потому что предполагалось, что проходят в следующий этап только тройки — но было видно, что они не очень-то и расстроились. Причина этого стала яснее в конце шоу.

Третья тройка, Волкова — Шавдунова — Ефременкова, пела песню группы «Серебро» «Мне мало тебя» — и барышни вышли на сцену в кожаных шортах и ботфортах на шпильках. Номер был более или менее смотрибельным, но голоса у девушек очень сильно не сочетались — и вопрос «Зачем их объединил в одну тройку гениальный продюсер Меладзе?» возник в первый раз уже на 20-й минуте шоу. Девушек тоже не выбрала ни одна из наставниц, и Зеленский напутствовал выбывших словами «Ревите, бабы, в жилетку Веры Брежневой». Что они исполнительно и выполнили: слезами можно было затопить все закулисье. Может, на «баб» обиделись?

Четвертая тройка, Россошанская — Тойвонен — Кан, все время подготовки решала сложную задачу: как сделать, чтобы очень маленького роста Кан не смотрелась карликом на фоне двух рослых девушек? Высянилось, что на каблуки она стать не может, потому что в их номере девушки будут петь под душем — ну, под имитацией дождя. И снова вопрос: когда Меладзе распределял тройки, он не видел, что это трио просто не сочетается по росту? Затем следующий вопрос: обязательно лить на голову участниц воду на песне «Береги мое сердце» группы «Горячий шоколад»? Каким образом душ и призыв беречь душу логически связаны? Можно же и на сухую сцену их выпустить, но на каблуках разной высоты? А номер с водой оставить кому-то другому — разницы в том сопливом репертуаре, который исполняют девушки, нет никакой, так что поливать можно было в любом, произвольно взятом месте. Кстати, в этом эпизоде, наконец, появился Алан Бадоев.

Хотя, почему «наконец»? Разве до этого я видела, чтобы главные режиссеры шоу появлялись в кадре? В «Х-факторе» или «Голосе страны»? Но нет, тут Бадоев был просто обязательным. Чтобы наорать на девушек и удалиться с осознанием собственной власти. Мучениц каблуков и воды выбрала Димопулос — но, как мы знаем, она покинет шоу, так что тройка ее должна вылететь вместе с ней.

Пятое трио, самое безголосое, Иваницкая — Пригода — Гончарук, пело, продолжая свою «эпатажность и отвязность», очевидно, прописанную в сценарии, песню «Я сошла с ума» «Тату» — ну, то есть пели двое, а Пригода молчала. Их, разумеется, обреченно вздохнув, выбрала Алена Винницкая — поскольку предполагается, что рокершам должны нравиться барабаны на сцене и не умеющие петь девушки. Поэтому это трио прошло, а гораздо лучше поющие Волкова — Шавдунова — Ефременкова — нет. И это, якобы, очень понятно.

Четвертая тройка, Россошанская — Тойвонен — Кан, все время подготовки решала сложную задачу: как сделать, чтобы очень маленького роста Кан не смотрелась карликом на фоне двух рослых девушек? Высянилось, что на каблуки она стать не может, потому что в их номере девушки будут петь под душем — ну, под имитацией дождя. И снова вопрос: когда Меладзе распределял тройки, он не видел, что это трио просто не сочетается по росту? Затем следующий вопрос: обязательно лить на голову участниц воду на песне «Береги мое сердце» группы «Горячий шоколад»? Каким образом душ и призыв беречь душу логически связаны? Можно же и на сухую сцену их выпустить, но на каблуках разной высоты? А номер с водой оставить кому-то другому — разницы в том сопливом репертуаре, который исполняют девушки, нет никакой, так что поливать можно было в любом, произвольно взятом месте. Кстати, в этом эпизоде, наконец, появился Алан Бадоев.

Хотя, почему «наконец»? Разве до этого я видела, чтобы главные режиссеры шоу появлялись в кадре? В «Х-факторе» или «Голосе страны»? Но нет, тут Бадоев был просто обязательным. Чтобы наорать на девушек и удалиться с осознанием собственной власти. Мучениц каблуков и воды выбрала Димопулос — но, как мы знаем, она покинет шоу, так что тройка ее должна вылететь вместе с ней.

Пятое трио, самое безголосое, Иваницкая — Пригода — Гончарук, пело, продолжая свою «эпатажность и отвязность», очевидно, прописанную в сценарии, песню «Я сошла с ума» «Тату» — ну, то есть пели двое, а Пригода молчала. Их, разумеется, обреченно вздохнув, выбрала Алена Винницкая — поскольку предполагается, что рокершам должны нравиться барабаны на сцене и не умеющие петь девушки. Поэтому это трио прошло, а гораздо лучше поющие Волкова — Шавдунова — Ефременкова — нет. И это, якобы, очень понятно.

Шестая тройка, Хаерносова — Абдульманова — Бурова, в совершенно диких нарядах, больше похожих на кружевной саван с подплечиками, пели очень посредственно «фабричную» «Зацелую» — а в конце одну из них поболтали на тросе под куполом зала. А я-то думала, что русалки не летают. Но это все не важно — главное, что девушки, оказывается, шаманки, и шаманили перед выступлением — и всё у них получилось. Видимо, приворожили они Меседу Багаудинову, потому что ничем разумным, кроме экзотических фамилий и приворотом, нельзя было объяснить, почему они остались в шоу.

Наконец, явные фавориты шоу, троица Романова — Герцег — Кожевникова, вышли на сцену и бодренько сплясали под еще одну песню группы «Серебро» — «Кошки». Если вы не знаете, то «кошки» в данном случае — целомудренный эвфемизм слову «бл*ди» в припеве: 

Ау! Девчонки, кто-то сзади
Подумал, что мы — … кошки,
Но попадает в кровь
Ля-мука любовь.

Выглядели девушки соответствующе — в мини-платьях, которые даже белье не прикрывали. И, конечно, именно платья стали причиной драмы: оказывается, тройке сшили платья в пол, а девушки не могли в них танцевать, так что самостоятельно обрезали их до середины ягодиц.

Если бы видели платья, подготовленные стилистами дизайнерского дуэта LUVI (Виктория Чикулай и Людмила Седляр), вам бы  просто захотелось поработать ножницами, даже если бы в этих платьях никому не надо было танцевать. Но вопрос не в этом — хотя лично у меня сложилось впечатление, что перед стилистами поставили задачу сделать наряды как можно гаже, причем для всех. Дело в том, что у зрителя из этого конфликта должно было сложиться впечатление, что в шоу-бизе стилист первое лицо. И его не волнует, что хореографы поставили сложный номер, а певица не может двигаться в таком наряде. Не волнует их и то, какая песня и о чем она — стукнуло в голову стилисту, что петь дискотечный хит «Серебро» надо в гипюровом платье в пол, и все тут! И Меладзе, вы не поверите, думает точно так же, так что троицу за самоуправство и обрезанные костюмы он выгнал из проекта, несмотря на то, что их выбрала Джанабаева.

Да кого, положа руку на сердце, волнует мнение Джанабаевой? Красиво сидит, красиво улыбается, и этого достаточно. Все это, конечно, выглядело очень натужно — как будто зрители у нас совсем без головы. А вот то, что Мелдзе выглядит совершенно непрофессиональным продюсером — это странно. За что же его так?

Наконец, на сцену вышла последняя тройка, Пищикова — Полуэктова — Шимановская. Пели они «Плохая девочка» «Винтажа» — и пели хорошо, если вообще эту песню можно петь хорошо, а костюмы на них были действительно чудовищные: шелковые плащи поверх боди и чулок в сеточку. Видно было, что девушки не сильно старались, заранее зная, что их отчислят — что и произошло.

Другое дело, что на них обрушился праведный гнев Грановской, образца целомудрия и идеального вкуса, которая раскритиковала наряды за пошлость и откровенность. Между прочим, Грановская остается верной выбранному ею в первом эпизоде образу: весь эпизод закатывала глаза и сидела с видом брезгливым и презрительным — как принцесса в бараке для прокаженных. Нелегко ей, ой, нелегко приходилось.

В итоге, слово взял Меладзе и своей волей вернул две тройки — ту, которую выбрала Джанабаева, отдал Грановской (которая попросила за них всем телом), и дуэт Фазлиевой и Царик. К ним он добавил Ефременкову — и отдал тройку ни о чем не подозревающей Джанабаевой. Она даже не возразила.

Вот так и закончился эпизод. А я до сих пор не могу прийти в себя от двух вещей: что во все эти, шитые белыми нитками, сценарные изыски можно поверить. И от того, как рыдала одна девушка, которой сказали, что она может вылететь из шоу. Она плакала и причитала: «Жизнь моя закончилась, мне теперь придется ехать назад, к родителям, в Херсон» — и выла, как белуга. Действительно — ужас: дом, Херсон, родители.

detector.media/smotrovaya/article/156117/2013-10-07-khochu-v-vya-gru-zhutkye-kostyumy-nadumannye-skandaly-y-yavlenye-samogo-badoeva/

04:50
128
RSS
No comments yet. Be the first to add a comment!
Loading...