Анна Седокова: Авербух долго добивался меня

Анна Седокова: Авербух долго добивался меня

«Yтро»: Сегодня вы прежде всего участница шоу «Ледниковый период». Как вы попали в проект?

Анна Седокова: Летом мне позвонил Илья Авербух и пригласил на пробы. Я довольно легкомысленно отнеслась к его предложению, но он продолжал настаивать, буквально добивался меня. В итоге я согласилась, мы встретились на катке, и его первый вердикт был неутешительным. То есть я его не разочаровала, но и в восторг не привела. И вот тут взыграло мое самолюбие. Я уехала в Киев, взяла там несколько уроков и попросила Илью устроить повторный просмотр. Он оценил мои усилия, сказал: «Ты упорная, ты нам подходишь». Вот так я и попала в проект.

«Y»: «Ледниковый период» помог вам открыть в себе что-то новое?

А.С.: Я поняла, что для меня все построено на любви. Когда в паре есть какие-то отношения, искра между партнерами — все получается. Но я, увы, не могу себе этого позволить — мой партнер Андрей Хвалько женат, у него двое детей, поэтому мы с ним не более чем симпатичны друг другу. Но этого мало. Нужны настоящие чувства, тогда будет все получаться.

«Y»: А разочарования случались?

А.С.: Главным разочарованием для меня, пожалуй, стали сами спортсмены. Мне казалось, что в спорте все — одна большая команда. А оказалось, что они привыкли видеть в окружающих конкурентов, скрывать свои наработки, не доверять. Подсознательно все ждут, когда ты упадешь, когда ошибешься. Это очень тяжело.

«Y»: За своих звездных коллег на льду вы болеете?

 А.С.: Конечно! Болею за Костю Цзю, за Вадика Калганова, за Гедиминаса Таранду. Еще мне очень нравится пары Егор Бероев — Екатерина Гордеева и Максим Ставиский — Татьяна Арнтгольц.

«Y»: Проект не мыслим без, пожалуй, самой звездной фигуры — Татьяны Анатольевны Тарасовой. Вы боитесь ее оценок?

А.С.: Нет, потому что я не профессиональная спортсменка, и проект — лишь часть моей жизни, сегодня он есть, а завтра он для меня уже закончился. И потом, я поняла одну простую истину: Татьяну Анатольевну просчитать абсолютно не возможно, и не ясно, кого она похвалит, а кого отругает. Единственное, в чем нельзя сомневаться, — это в ее симпатии к Леше Ягудину, но это понятно, он ей фактически как сын.

«Y»: А дочку пробовали на коньки поставить?

А.С.: Когда только начинала тренироваться, мы ходили вместе на каток. У нее отлично получалось, она даже немного занималась с тренером. Но я не хотела бы отдать своего ребенка в фигурное катание. Конечно, там бывают замечательные детишки — стройные, пластичные, как, например, моя маленькая подружка, дочка Кати Гордеевой, которая часто бывает у нас за кулисами. Но я бы не смогла смотреть, как моя Алина постоянно падает на лед, все-таки это очень травматичный вид спорта.

«Y»: Какая вы мама?

А.С.: Наверное, прежде всего, добрая. А дочка говорит: «Моя мама — волшебница». Возможно, я не так строга, как следовало бы, но я считаю, что не стоит детям все запрещать. В нашей жизни и так достаточно преград и трудностей, не надо дополнительно травмировать ребенка. Я не мечтаю о каком-то определенном будущем для нее, просто считаю, что должна заложить базу, дать ей информацию о мире и о тех возможностях, которые он нам предоставляет. Условно говоря, нужно вручить ребенку удочку, а уж рыбу ловить он сам научится.

 «Y»: Насколько сложно совмещать сцену, телепроект, концерты, фактически жить на два города и при этом успевать воспитывать ребенка?

А.С.: Я однажды прочитала где-то такое выражение: лучше чуть реже видеть маму, но счастливой, чем круглосуточно, но несчастной. Я стараюсь расставлять приоритеты. То есть, скажем, ради того, чтобы покорить Америку, я могу на какое-то время оставить дочку с бабушкой, а вот ради романтического путешествия с кавалером — никогда.

«Y»: За разговорами о фигурном катании и материнстве мы как-то забыли, что вы прежде всего певица. Что нового в этой области?

А.С.: У меня вышел новый видеоклип, сейчас пишется новый альбом, ставится концертная программа, и я очень жду того момента, когда смогу показать ее моим поклонникам.

«Y»: В этом новом проекте вы будет похожи на себя во времена золотого состава «ВИА Гры»?

А.С.: Я не изменилась с тех пор, прежде всего потому, что никогда и никто из продюсеров не делал меня специально, я всегда была на сцене самой собой. Костя Меладзе просто помог мне раскрытся, вывел на поверхность то, что таилось у меня глубоко внутри, и в той «ВИА Гре» я была абсолютно органична. Может быть, поэтому нас до сих пор называют «золотым составом».

«Y»: Жалеете об уходе из группы?

А.С.: Мне часто задают этот вопрос, и я понимаю, что и люди жалеют, что той «ВИА Гры» больше нет. Мне не жаль, что я ушла, но жаль, что те времена больше не повторятся. Это очень светлая грусть и ностальгия. Впрочем, все самое хорошее у меня впереди, я уверена. Скажем, я сейчас очень хочу детей.

«Y»: Детей? Еще, помимо дочки?

А.С.: Да, прежде всего, сына — мой новый альбом, потом девочку — книгу, я пишу сейчас книгу для женщин о том, как быть привлекательной, и о том, как строить отношения с мужчинами. Ну и еще одного настоящего ребеночка. Не важно, дочку, или сына — я очень люблю детей!

«Y»: Мой последний вопрос — о вашем крестике. В нем вы выступаете на «Ледниковом периоде», в нем вы пришли на нашу встречу. Чем вам дорога эта вещь?

А.С.: Я еще никому не говорила об этом, вам, наверное, первой расскажу. «Ледниковый период» подарил мне очень важную вещь — веру. До этого я нечасто бывала в церкви, в самом начале проекта у меня в жизни началась черная полоса: навалилась усталость, ничего не получалось, преследовали неприятности. Мне порекомендовали обратиться к космоэнергетику, я пришла на встречу, но сразу спросила, не запрещает ли церковь такого рода опыты. Меня стали уверять, что нет, но я засомневалась и ушла. А на следующее утро пошла в храм, отстояла службу и купила вот этот крестик — самый простой, деревянный, на обыкновенном шнурке. С тех пор все пошло на лад. Я считаю, это Бог меня направил на верный путь.

utro.ru, 07.11.07

Image

Image

Image

04:15
101
RSS
No comments yet. Be the first to add a comment!
Loading...